понедельник, 23 января 2017 г.

Чарльз Диккенс "Рождественская песнь в прозе"

Для создания рождественского настроения в этом году я читала Диккенса. "Рождественская песнь в прозе" с иллюстрациями П.Дж. Линча, в переводе Татьяны Озёрской. О как не хотелось мне возвращать эту книгу в библиотеку!
Надо сказать, что читала я это произведение, к своему стыду, впервые. Но на то есть серьёзные причины. В детстве я прочла "Оливера Твиста", а потом со мной случился нехороший преподаватель. Она была из тех, кто улыбался тебе на занятиях, а потом задавал самые каверзные вопросы на экзаменах. Из тех, что всю душу тебе вымотают со своими любимыми авторами. Она читала сразу несколько курсов и везде его вставляла, везде. По Диккенсу она написала диссертацию. И вот это насаждение напрочь отбило охоту его читать. Мне потребовалось пять лет, чтобы наконец-то добровольно захотеть взять в руки его книгу! Теперь, когда ассоциативные связи разрушены, я предвкушаю многие часы увлекательного и познавательного чтения, ведь написал Диккенс немало!
Но вернемся к Песни. Пересказывать сюжет не буду - все знакомы с ним. Если не по книге, так по диснеевскому фильму. По случайному совпадению я пересмотрела фильм вскоре после прочтения книги. Как же много остается за кадром. Как мало увидят и поймут те, кто только смотрел кино. Не прочувствуют они прекрасного языка Диккенса, не поймут, какой талант проявил переводчик, донося до русскоязычного читателя текст оригинала, не заострят внимание на деталях, словах, речевых оборотах тех времен. 
Для тех же, кто уже прочел книгу, будет интересно познакомиться с видением режиссера, наблюдать за перевоплощением Джима Керри в Эбенизера Скруджа, а Колина Фёрта - в его племянника. Эта история создана для постановок. Диккенс сам первым написал специальный сокращенный вариант "Песни" и стал показывать театральное представление. Это было его первое и последние произведение, которое он читал публично. C тех пор книга выдержала множество театральных адаптаций и кинопостановок. 
Многие художники иллюстрировали "Рождественскую песнь". В библиотеке я долго рассматривала иллюстрации Марайя, Инноченти, Бирмингема. Но самые правдивые и атмосферные, на мой взгляд, у Линча. Как он изобразил город - Лондон XIX века! А Скрудж - в детстве, молодости и старости? Три разных Скруджа! Мы видим одни и те же черты, но совершенно разные характеры. Панорама деревни, в которой он вырос и знает каждую тропку. Рождественские духи. Порой пугающие, но всегда вселяющие благоговейный трепет - вкупе с могучим текстом - эти иллюстрации делают книгу поистине прекрасной. 
К сожалению, тираж давно распродан. И допечатывать его не планируют. Поэтому к следующему Рождеству я обязательно закажу эту книгу в оригинале и прочитаю перед праздником. Теперь это мой рецепт рождественского настроения. Deck the halls with boughs of holly fa-la-la-la-la-la... 














3 комментария:

  1. Я люблю Диккенса, хотя читала у него далеко не всё. И с каждым произведением связаны важные жизненные периоды. Так же и с Песнью. Спасибо, Наташа! Интересно прочитать и увидеть другие иллюстрации. Мой Инноченти, и я сама удивляюсь, что выбрала его), он не мой любимый художник. Но с Песнью очень сложилось.
    Не видела мультфильма, интересно..
    А ты видела Песнь Олейникова (стоит она жутко)? такой не было книги в библиотеке? И Олейникова я не назову любимым художником, но посмотреть интересно было бы..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Писала комментарий и куда-то он удалился.. Нет, с Олейниковым не видела, но могу себе представить! Мне кажется, он много повторяется. Мне нравятся его "Буксир" и "Голодный великан из тундры" - когда-то любимые книги Яркко. А вот "Рабочая азбука" уже не произвела того впечатления. Его иллюстрации к Колыбельным Усачева совсем не понравились (как и Колыбельные!). Спасибо, Катя. Стало интересно, пойду поищу.

      Удалить
    2. Да, я охладела к Олейникову давно.. Остался только Буксир. Я как-то видела работы Олейникова без книг, кто-то выкладывал, показывал в ДК давно, и на меня они произвели гораздо большее впечатление.
      У нас есть ещё Босая принцесса, но ей очень подходит Олейников, само произведение только такое зябкое, но я люблю книгу, подарок).
      Азбука да, стоит, не манит.

      Удалить